Размер шрифта: А А А Шрифт: с засечками без засечек Цвет: A A A
Интервал между буквами (Кернинг): Стандартный Средний Большой
Версия для слабовидящих А+

Наименование объекта культурного наследия:
Народный дом, арх. Карвовский Р.И

Наименование акта органа государственной власти о постановке на государственную охрану:
Указ Президента РФ от 20.02.1995 № 176)

Местонахождение объекта культурного наследия:
ул. Кирова, 116, г. Челябинск, Челябинская область

Фото: До 1917г.

Фото: Октябрь 2009 г. Фото Евгения Клавдиенко

Ссылка: http://chelchel-ru.livejournal.com/90574.html

Народный дом - старейшее общественное учреждение города. Памятник истории (1960) и архитектуры федерального значения (1995).

Здание построено в 1903 году по инициативе челябинского уездного комитета попечительства о народной трезвости для организации досуга горожан на средства Оренбургского губернского комитета (10 тыс. руб.) и добровольные пожертвования (25 тыс. руб.) Основной взнос в 24 тыс. руб. пожертвовал крупный золотодобыдчик и купец А.А. Чикин, который владел 66 золотыми рудниками. Участок для строительства на Южной площади (ныне пл. Революции) был безвозмездно предоставлен городскими властями. Проект здания бесплатно разработал пермский архитектор Рудольф И. Карвовский. Отделка фасадов была выполнена из уральского тесаного гранита с использованием кованого металла (фонари, ограждения лестниц, парапеты) с высоким качеством, что обеспечило долгую сохранность зданию.

Народный дом открылся в ноябре 1903 года. В нём размещались самый крупный в городе театрально-концертный зал, библиотека-читальня (с 1907 года), чайная, музей наглядных пособий, первый в городе детский сад. Челябинское музыкально-драматическое общество проводило в Народном доме концерты, литературно-музыкальные вечера, осуществляло постановку спектаклей. Во время русско-японской войны в здании размещался военный госпиталь. На сцене Народного дома выступали В. Н. Пашенная, братья Адельгейм, В. Ф. Комиссаржевская.

С 1917 года - центр политической жизни города. С мая 1917 в здании работал Совет рабочих и солдатских депутатов.

После 1919 года здание стало сценической площадкой для различных театральных коллективов, в выступлениях одного из них принимали участие писатели Л.Н.Сейфуллина и В.В.Правдухин. С 1919 по 1921 годы на сцене Народного дома выступала полупрофессиональная сезонная труппа Челябинского отдела народного образования.

В 1921 году народному дому было присвоено имя С.М.Цвиллинга. В здании разместился Челябинский драматический театр.

В 1934 году здание реконструировано специально для размещения городского театра. В ходе реконструкции изменилась планировка здания, вместимость зрительного зала увеличилась до 650 мест (главным образом за счёт боковых лож). В ходе последующей реконструкции в 1944 году была разобрана входная лестница — был организован вход в цокольный этаж, где располагались гардеробы, буфет, курительные и туалетные комнаты. (Оригинальная форма лестницы была восстановлена в 1986−1988 годах).

С октября 1941 по сентябрь 1942 года здесь работала труппа Московского Академического Малого театра.

С 1982 года в здании располагается Челябинский театр юных зрителей, который с 2011 года носит название Челябинского молодёжного театра.

Текст с тумбы, стоящей слева от парадного входа:

Фото: Октябрь 2009 г. Фото Евгения Клавдиенко

Фото: Здание Народного дома, переделанное под Гортеатр (1930-е годы)

Источники:
1. http://kirovka.ru/enc/?id=1707
2. http://chelindustry.ru/info.php?tt=19&ids=9&rr=5

Самигулов Гаяз Хамитович

Этот дом был изначально построен как культурный центр

В 2013 году празднует довольно знаменательную, хоть и не окончательно круглую дату, наверное, самое представительное, самое «знаковое» здание дореволюционного Челябинска — Народный дом.

Если кто не знает, то здание это располагается на площади Революции — правда, официальный адрес — улица Кирова, 116, и «живёт» там сегодня Молодёжный театр, бывший Театр юного зрителя. Исполняется Народному дому 110 лет, и это здание практически всё время своего существования выполняет ту миссию, ради которой и было построено — является культурным центром. А теперь об этом же более подробно.

На Южной площади

В конце XIX века в России начинают активно действовать просветительские общества и общества народной трезвости. Важными задачами были отвлечение жителей России от пристрастия к спиртным напиткам и развитие культурно-массовой работы. В сельской местности открывались чайные, где не продавали алкоголь, а посетители могли поиграть в настольные игры или почитать книги, а поскольку многие были неграмотны, то им могли почитать вслух.

В городах (а также в крупных поселениях) открывают Народные дома, но поскольку эти заведения планировались как многопрофильные культурные центры, то для них старались строить специально спроектированные здания. Идея постройки Народного дома в Челябинске зародилась, видимо, ещё в начале 1890-х годов. Городской голова, который одновременно был местным попечителем народной трезвости, обратился к думе с предложением: «Предположено в г. Челябинске построить Народный дом, в котором будут помещаться чайная, библиотека-читальня и зало для народных публичных чтений и спектаклей. Проект такого здания разрабатывает бесплатно архитектор господин Карвовский. Город со своей стороны не откажет отвести бесплатно место для постройки этого здания».

В то же время Городская дума решает: «…относясь вполне сочувственно к тому что в Челябинске устраивается весьма симпатичное и желательное учреждение и принимая во внимание, что для такого учреждения как нельзя тому более будет отвечать участок на «Южной площади» во вновь нарезанном 94 квартале, под № 1244…». Этот треугольный квартал, что расположен сегодня на «стрелке» улицы Воровского и площади Революции, был спроектирован в начале 1890-х годов, а архитектор Карвовский скончался в 1896 году. Я пишу об этом, чтобы пояснить, что решение принималось действительно в начале 1890-х годов (у документа, цитировавшегося выше, оборвана дата, а второй документ в архивном деле датирован уже 1902 годом, поэтому выяснить, когда же было принято решение об отводе земли Народному дому, мы можем только на основании косвенных свидетельств). Участок под строительство здания отвели, более того, зарезервировали соседний участок, на случай, если места окажется недостаточно.

Хотя ещё в то время, когда решался вопрос об отводе земли для Народного дома, то есть в 1890-х годах, губернским комитетом попечения о народной трезвости было выделено 10 тысяч рублей, реально до постройки здания дело дошло только в самом начале XX века. В 1902 году приступили к строительству и осенью 1903 года в основном завершили. Потрачено было не менее 35 тысяч рублей. Основную сумму (24 тысячи рублей) пожертвовал известный челябинский купец и меценат А. А. Чикин.

Дом на углу

Народному дому были отданы оба участка, упоминавшиеся в решении думы начала 1890-х годов — № 1244 и 1245.

В 1904 году для нужд Народного дома отводят ещё небольшой участок из смежного дворового места № 1249. Общее расположение участка, который был отведён Народному дому, показано на плане — это дворовые места № 1244 и 1245 и прилегающий угол места № 1249.

Здесь необходимо пояснение — по существовавшей до революции (как и некоторое время после) системе каждый квартал плановой разбивки города имел свой номер и в свою очередь делился на дворовые места. Нумерация дворовых мест была сквозной (общей) для всего города. В общем, Народному дому отвели весь северный угол квартала (поскольку квартал был треугольный, «заострявшийся» к северу). Само здание стояло в юго-западном углу этого участка, перед ним находилась небольшая предвходовая площадь треугольной конфигурации, а к востоку — двор и всяческие вспомогательные службы.

Чтобы было понятно, для чего такие сложности, напомню, что отопление в ту пору было печное, водопровода в Челябинске ещё не было, канализации тоже. То есть были необходимы сараи (или навесы) для дров, колодец, выгребные ямы, кладовки, конюшня, сеновал и т. д.

Да, Народный дом был одним из первых зданий в городе, куда всё же была проведена вода ещё до постройки городского водопровода. Дело в том, что для нужд железнодорожной станции Челябинск был организован водозабор из реки Миасс в районе нынешней автомобильной развязки Кашириных-Свободы, а от него протянут водопровод до станции. Первым подключился к станционной трубе Одигитриевский женский монастырь, а в 1904 году воду провели в Народный дом.

С юга к Народному дому примыкали «обывательские строения». Это соседство хорошо видно на фотографии, на которой, очевидно, запечатлен Народный дом в период окончания его постройки. По правую сторону от здания пусто, а слева, то есть сразу за зданием, стояли постройки Андрея Максимовича Батракова, за ними двор Карла Ивановича Венцеля.

Южная площадь начала XX века была действительно окраиной города. С восточной её стороны располагалось Казанско-Богородицкое кладбище, с западной — стояли жилые и общественные здания. На самой площади стояли торговые лавки, деревянное здание цирка. А на краю площади, на углу Уфимского тракта (Воровского) и улицы Болгарской (Ленина) возвышалось впечатляющее здание в стиле неоклассицизма — Народный дом.

Детсад, театр, Комиссаржевская

Практически сразу после открытия Народный дом становится одним из главных культурных центров Челябинска. Здесь проводятся праздничные мероприятия, работает библиотека, чайная. Здесь был организован первый в Челябинске детский сад. На сцене ставятся любительские спектакли, в Народном доме формируется своя труппа (о которой, увы, мы ничего не знаем, кроме того, что она была). Выступают с гастролями как театральные коллективы, так и отдельные артисты с сольными программами. Здесь выступали А. А. Яблочкина, братья Адельгейм, Передвижной театр, В. Ф. Комиссаржевская. О Вере Федоровне и о её выступлениях в Челябинске есть хороший очерк В. С. Боже, информацию из которого я и использую. В нашем городе В. Ф. Комиссаржевская со своим театром оказалась в ходе большой гастрольной поездки по Российской империи. В Народном доме челябинцы увидели Комиссаржевскую в «Кукольном доме» Ибсена, а 3 июня — в пьесе Зудермана «Огни Ивановой ночи». В газете «Голос Приуралья» был опубликован восторженный отзыв об игре Веры Федоровны в «Кукольном доме»… Последним городом в гастрольной программе театра был Ташкент, где В. Ф. Комиссаржевская заболела черной оспой и скончалась. Пьеса «Кукольный дом» и сегодня есть в репертуаре Молодежного театра. Можно добавить, что это последний спектакль, поставленный известным челябинским режиссером Наумом Орловым.

Кухни, нары, драмтеатр

Фото: Челябинский Народный дом в своей истории видел многих и многое

В 1910-х годах Народный дом утверждался в статусе культурного центра города — здесь выступают со спектаклями и концертами гастролирующие коллективы и солисты, собственная труппа Народного дома, даёт концерты Челябинский симфонический оркестр Г.Д. Моргулиса.

Но вскоре начался период больших потрясений для страны, которые неизбежно отразились на жизни провинциального города. В 1914 году началась 1-ая Мировая война — Российская империя воевала против Германии и Австро-Венгрии. Вступил в действие мобилизационный план, в Челябинске, как и в других местах империи, началось развёртывание частей до полного состава военного времени. Иначе говоря, началась мобилизация и комплектация частей.

От войны до революции

Для размещения нижних чинов и офицеров использовались здания учебных заведений, гостиниц, частных домов. Не избежал этой участи и Народный дом. Здесь предполагалось разместить более 500 человек из 163-го запасного пехотного полка, офицерскую кухню, канцелярию, цейхгауз. В это время Народный дом не мог работать в нормальном режиме — это становится совершенно ясно, если посмотреть на план здания, снятый специально для определения того, где и сколько бойцов будет размещено. В помещениях под №№ 4 и 5 предполагалось «поселить» больше 200 человек. А это как раз зрительный зал со сценой и вестибюль. Те помещения, которые остались свободны, отмечены на плане надписью «Не занято». Таких было немного.

На плане внутри комнат показаны прямоугольные конструкции с закруглёнными углами и обозначениями длины — «3.00» или «3.50» — это нары, спальные места. В небольших комнатах их устраивали вдоль стены, а в больших, таких, как зрительный зал, размещали в середине и делали двусторонними, чтобы люди могли спать в два ряда, головами друг к другу. Под размещение воинских частей Народный дом был занят, скорее всего, не очень долгий промежуток времени, но точной информации у меня нет.

В 1917 году происходят Февральская и Октябрьская революции. Митинги, шествия зачастую проходили на Южной площади, рядом с Народным домом, а сам дом стал местом размещения первого челябинского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, избранного в марте 1917 года. Фотограф запечатлел этот Совет на ступенях Народного дома.

В 1918 году началась Гражданская война, Челябинск оказывается на территории, контролируемой Белой армией. В это время Народный дом продолжает свою культурно-просветительскую деятельность — здесь работает библиотека-читальня, устраиваются благотворительные концерты. После разгрома белых и возвращения большевиков ситуация не очень изменилась. В 1921 году был создан Городской драматический театр, который и разместился в здании бывшего Народного дома.

Всё дело в комбинации

В 1920-х — начале 1930-х годов театр проходил период становления. Ставилось огромное количество спектаклей: 30 – 60 в год. Я не специалист по истории театра, поэтому вдаваться в разбор собственно театральной жизни не буду, попытаюсь привести несколько характерных или малоизвестных моментов из жизни Челябинского государственного драматического театра.

В газете «Советская правда» 1923 года объявление: «Народный дом. Государственный драматический театр. Сегодня, 1 февраля, юбилей главного машиниста сцены Ивана Николаевича Черницина. Волшебная фантастическая сказка в 4-х действиях Лесные тайны. Пост. Реж. Вито Пиледжи». Если смотреть объявления в газете «Советская правда», то возникает ощущение, что драмтеатр не чурался и музыкальных постановок, и оперетт. В марте 1924 года «Драмтруппой П.И. Васильева» были представлены «Борис Годунов», «Чародейка», 4 марта — популярная ещё с дореволюционных времён трагедия «Уриэль Акоста», где играли братья Адельгейм. В 1924 году зимний сезон открылся спектаклем по пьесе А. Луначарского «Медвежья свадьба», сопровождавшимся «специальной музыкой», а в спектакле было много танцев. Сообщалось, что постановка «стилизованно-конструктивная», автор постановки М.Ф. Добряков. Далее следовала «Царица ночи» (возможно, по мотивам «Волшебной флейты»), «Ордер на освобождение».

Осенью 1925 года «Советская правда» сообщила, что «с 20 октября начинает свои спектакли коллектив музыкальной комедии, или вернее оперетты», под руководством Л.Ю. Сагайдачного, а сам зимний сезон в Гортеатре был обозначен как «опереточный». В рецензии на первые спектакли сезона отмечалось, что «коллектив играет с двух репетиций». Только в ноябре челябинцы могли посмотреть следующие спектакли: «Певчие птички» Ж. Оффенбаха, «Ночной экспресс (автор не указан, видимо, Лео Фалль), «Дочь Сильвы» (в объявлении было указано, что это «продолжение «Сильвы»»), «Цыганский барон», «Жрица огня», «Катя танцовщица», «Коломбина», «Роза Стамбула» и др. В рецензиях в «Советской правде» 1925 года упоминается дирижёр оркестра, сопровождавшего постановки — Павлов, причём характеризуется он весьма положительно.

Как видим, не было жёсткого разделения по жанрам. Очевидно, это определялось временем и тем, что театр ещё проходил стадию организации — оперные и собственно драматические спектакли ставились коллективом «Драмтрудтеатра». Хотя оперетта была выделена в отдельный «блок». Но уже зимой ситуация накалилась. 6 января в газете вышла заметка, где говорилось о недостатках «комбинированного» характера театра. Судя по всему, Л.Ю. Сагайдачный предложил некий вариант создания отдельного оперного театра, но выдвинутые им условия сочли неприемлемыми. С этого дня объявлений о спектаклях музыкальной комедии в «Советской правде» не было. Сообщалось, что Союз работников искусства ведёт переговоры с оперными коллективами из Центра и буквально вскоре должен приехать театр, который в тот момент работал в Перми, но никаких сообщений о его приезде до апреля не появилось…

Реклама на занавесе

Кстати, в сезон 1924–1925 годов было опробовано несколько новшеств, из которых к театру имеет отношение только одно — в ходе одного из спектаклей был использован «теневой театр», т. е. проекция теней актеров на экран. Возможно, этот экран служил фоном основного действия, происходившего на сцене. Еще одна новация касалась рекламных технологий — Гортеатр и газета «Советская правда» организовали размещение рекламы заинтересованных организаций на занавесе, закрывавшем сцену.

Ну и ещё один момент имел отношение к качеству обслуживания — с 21 ноября 1925 года было введено такое новшество, как специальные автобусы, которые по окончании спектаклей развозили зрителей. Один маршрут - в Заречье, другой - до вокзала. Дело в том, что спектакли начинались в половине девятого вечера и, естественно, заканчивались уже к полуночи, так что добраться до дому для тех, кто жил далеко от Народного дома, было затруднительно. Правда, не могу сказать, как долго эта практика сохранялась.

А происходили все эти эксперименты с формой театра именно в Народном доме, хотя уже в 1925 году обычно в объявлениях указывали «Гортеатр им. Цвиллинга».

Спектакль в эвакуации

Его поставили артисты Малого академического театра.

Недавно мне попал в руки буклет, выпущенный к празднованию сорокалетнего юбилея сценической деятельности артистки драмы Ольги Германовны Бориславской, который отмечался 4 марта 1929 года. Честно говоря, никакой информации об этой актрисе мне найти не удалось, но сам документ достаточно интересен, хотя и весьма лаконичен. К сожалению, там ничего не сказано о творческой (или просто) биографии юбилярши, однако указан состав комиссии по организации празднования юбилея. В составе комиссии режиссер театра Д. Ф. Касьянов, артисты Е. Л. Ленина, М. Ф. Кириков, Г. Ф. Заборский и М. В. Резчиков. А кроме этого указаны: «Моргулис Г. Д. — дирижер симфонического оркестра» и «Матвеев М. Л. — оркестрант». Григорий Давыдович Моргулис создал в 1904–1907 годах Челябинский симфонический оркестр.

Считается, что в 1920-х годах оркестр прекратил своё существование, а в 1930-х годах Г. Д. Моргулис лишь на лето собирал временный коллектив, который давал концерты в Горсаду. Но если исходить из информации буклета, то оркестр в конце 1920-х годов всё же существовал и размещался именно в Народном доме, то есть при Городском драматическом театре.

ТРАМ с железной дороги

Хотя Народный дом стал местом размещения драматического театра, «общественно-политическая функция» за ним сохранялась. Здесь проходили заседания партактива Челябинска, юбилейные торжества в честь очередной годовщины Октября, пленумы Горсовета, партийные конференции и пр.

Театр жил обычной жизнью — ставились новые пьесы, выступали со спектаклями театры из столицы и провинции. В частности, в январе 1931 года давал спектакли Московский художественный рабочий театр. В 1930 году в Челябинске образовался ТРАМ — Театр рабочей молодёжи, в состав которого входили, в основном, молодые рабочие с железной дороги. 20 января в Гортеатре они показали спектакль «Плавятся дни» (по крайней мере, о предстоящем спектакле было объявлено). Честно говоря, не знаю, было ли продолжение у истории челябинского ТРАМа.

А здание Народного дома ждали большие перемены. Было решено провести реконструкцию здания — расширить его и технически перевооружить. К этому подталкивало развитие театра в целом, то, что Челябинский драматический, наконец, стабилизировался. Но, пожалуй, не меньшее значение заключалось в том , что город Челябинск стал другим. К 1934 году, когда начали разрабатывать проект реконструкции, в Челябинске построили ГРЭС, ЧТЗ, первую очередь ЧЭМК, Абразивный завод, строился Станкомаш и т. д., были открыты первые вузы, работали техникумы. Город просто стал гораздо больше. Новому Челябинску требовался новый театр.

Кладка без мата

В 1934 году был поставлен вопрос о перестройке здания Народного дома. Проект разрабатывал архитектор П. Д. Евтеев, в разные периоды в коллектив проектировщиков входили разные специалисты. Одним из таких специалистов был инженер П. И. Искосков, автор первого железобетонного моста через реку Миасс (1924 год) и один из авторов мавзолея Ленина на Алом Поле (1924–1925 годы). В ноябре 1937 года сметы и, очевидно, прочая проектная документация были переданы в Челябстрой, после чего начались собственно работы. В числе прочего надо было снести несколько построек, мешавших расширению здания, в том числе надворные постройки и лавки бывшего двора Батракова, примыкавшего к театру с юга. Не имею информации по всему периоду реконструкции (а она продолжалась с перерывами вплоть до конца войны), но отдельные штрихи из истории начала работ я приведу. Итак, сметы переданы исполнителю и… потеряны. Затем второй экземпляр смет передан непосредственно на стройке прорабу, уже в январе 1938 года. Тоже потерян. Третий экземпляр отправлен директору Челябстроя в феврале этого же года, копия письма направлена председателю Горсовета.

Управление по делам искусств и государственный контролёр по строительству неоднократно писали о грубых нарушениях норм строительства. Процитирую некоторые из замечаний: «В кладку стен до 25–30 % употребляется половняка (половинок кирпича. — Г. С.) и боя. Толщина швов свыше 1,5 см. Кирпич кладётся на сухой вертикальный шов. Раствор в кладку употребляется охлажденный около 4°. Никто не следит за подогревом воды и песка… Во время перерывов в работе кладка не покрывается матами, досками или чем- нибудь подобным, что в условиях зимней кладки является совершенно необходимым… Известь не гасится… благодаря чему с наступлением теплого времени года, когда кладку стен возможно будет вести на известковом растворе, последнего не окажется, т. к. хорошая известь должна быть загашена за несколько месяцев до её употребления». С одной стороны — ужас, что творилось, такое количество нарушений (я процитировал не всё). С другой — вспомните, когда вы видели, чтобы на современных стройках кто- то укрывал кладку зимой матами (или доронитом), или озаботился заранее гасить известь…

Вернули фасад

Если судить по внешнему виду, в первую очередь по каменной облицовке цоколя здания, его расширяли к югу в два приёма. Как уже говорилось, реконструкция затянулась. Тем не менее, здание к началу войны, очевидно, вполне можно было использовать. В 1941 году здесь разместился эвакуированный Малый академический театр. 23 декабря Малый театр открыл сезон спектаклем «На всякого мудреца довольно простоты». После 11 месяцев пребывания в Челябинске коллектив вернулся в Москву. Так что с Народным домом связаны имена многих легендарных артистов советской эпохи: А. К. Яковлева, И. В. Ильинского, Е. Д. Турчаниновой, А. А. Яблочкиной и многих других…

Здание после реконструкции стало иным: значительно расширилось, сверху появилась так называемая «сценическая коробка» — надстройка, где помещается часть механизмов сцены и осветительных приборов, а также изменилась фасадная часть, точнее, входная группа, это хорошо видно, если сравнить фотографии старого здания и снимки годов 1950–1980-х.

В 1982 году театр драмы переехал из Народного дома в новое здание, построенное специально для него. В 1984 году Народный дом был передан театру юных зрителей, но въехал он туда лишь по окончании реконструкции, завершившейся к 1991 году. Кстати, в ходе этой реконструкции фасадной части здания был практически возвращён прежний облик. Сегодня ТЮЗ сменил имя и называется Молодёжным театром.

В заключении хотелось бы сказать, что ещё на одной из дореволюционных открыток здание было названо «Театр попечительства о народной трезвости». Затем был Челябинский государственный драматический театр, а сегодня — Челябинский государственный молодёжный театр. Так что его можно с полным основанием назвать старейшим театральным зданием Челябинска и одним из символов нашего города. Напомню, в 2013 году Народному дому исполняется 110 лет.

В статье, как обычно, использованы материалы из фондов Объединенного государственного архива Челябинской области и фотографии из фондов Челябинского государственного краеведческого музея.

Гаяз Самигулов

Источник: сайт «Южноуральская панорама»